Ударно-волновая медицина: традиции и инновации

Ударно-волновая медицина: традиции и инновации

Ударно-волновая медицина: традиции и инновации

Интервью с Виктором Титовым, президентом региональной общественной организации «Общество специалистов ударно-волновой медицины»

Виктор Вячеславович Титов, доктор медицинских наук, профессор, главный специалист по ударно-волновой терапии (УВТ). В 1987 году окончил 2-й МОЛГМИ им. Н. И. Пирогова, в 1989 году — клиническую ординатуру по детской хирургии и ортопедии. С 1989 по 2ооо год — заведующий детским травматологическим пунктом в Москве. С 2000 по 2003 год работал в «Гута Клиник», где начал впервые в России применять метод УВТ. С 2003 года — главный специалист компании «Спортмедсервис». Член Международного общества специалистов УВТ. С 2007 года — президент Региональной общественной организации «Общество специалистов ударно-волновой медицины», в этом же году защитил докторскую диссертацию по использованию УВТ в восстановительном процессе спортсменов. Профессор кафедры спортивной медицины Московской медицинской академии им. И. М. Сеченова. Автор теории комплексной энтезопатии. Готовит к печати первую в России монографию по УВТ.

— КиМ: Виктор Вячеславович, метод ударно-волновой терапии начал использоваться в эстетической медицине совсем недавно. Тем не менее он имеет более чем 25-летнюю историю практического применения. В каких направлениях метод уже успел себя зарекомендовать и какие механизмы лежат в его основе?

— В. В.: Для начала я хотел бы пояснить, почему исторически так сложилось, что ударно-волновой метод дошел до эстетической медицины в последнюю очередь. Ведь и в ортопедии он стал использоваться не сразу. Все начиналось с нефрологии и дистанционного бесконтактного дробления камней в почках. Ученые и врачи-практики считали, что ударная волна может быть использована только для того, чтобы что-то разрушать. Действительно, такая волна хороша своей способностью проходить через толщу тканей и фокусировать энергию в заданной точке. Благодаря этому стало возможным фракционно разрушать конкременты в почках, но при этом минимально повреждать окружающие мягкие ткани, которые находятся вне зоны фокуса. Метод ударно-волновой литотрипсии уже больше 25 лет активно и повсеместно применяется. За это время методика была настолько скрупулезно отработана, что сейчас это практически бескровная и рядовая манипуляция. По инерции такие же фокусирующие аппараты были выпущены для ортопедии.

Первые аппараты для УВТ были очень громоздки и ужасно дороги, под200—300 тыс. долларов. Прежде чем воздействовать на какую-то область, мы должны были сфокусировать в нее ударную волну, поэтому такие аппараты требовали специальных систем наведения, либо ультразвуковых, либо рентгеновских. Тем не менее на начало 1980-х годов по всему миру проводились уже десятки тысяч операций ударно-волновой литотрипсии в год.

К этому времени стали появляться отдельные, не вполне объяснимые случаи. Например, наблюдали ситуации, когда у пациента после того, как он попал в аварию и сломал ребра, на фоне плохого кровоснабжения и регенерации тканей образовывался ложный сустав. Такие псевдоартрозы в области перелома могут оставаться на всю жизнь. Так вот, если псевдоартроз находился в поясничной области и оказывался в зоне воздействия ударной волны при проведении литотрипсии, для того чтобы раздробить камень, приходилось проводить еще2—3 процедуры. И после таких процедур было отмечено, что у пациентов кости совершенно неожиданно начинали срастаться. Появились отдельные данные о том, что у некоторых пациентов после двух-трех сеансов дробления камней в почках начинала проходить боль в спине, связанная с патологией межпозвоночных дисков, или же начинали срастаться давние переломы позвонков.

К определенному моменту накопилось достаточно данных, и решено было провести фундаментальные исследования, которые в течение 5 лет шли в различных клиниках Швейцарии и Германии. Это было слепое плацебо-контролируемое рандомизированное исследование, и оно совершенно четко показало, что ударная волна обладает мощнейшими регенеративными свойствами. Тогда еще было не совсем ясно, какие механизмы лежат в основе эффектов ударной волны, но факт был налицо — переломы срастались, боли проходили, восстанавливалась микроциркуляция. Чем больше накапливалось опыта, тем понятнее становилось, что потенциал ударной волны в лечении различных проблем опорно-двигательного аппарата и мягких тканей достаточно большой, но чего-то в методе не хватало. Должны были быть еще какие-то способы формирования ударной волны, которые бы позволили более широко ее применять.

Так возникла идея разработать специальное ударно-волновое оборудование для ортопедии без применения фокусирующего принципа с радиальным типом распространения ударной волны. Первый принципиально новый аппарат для ударно-волновой терапии был представлен в 1999 году швейцарской фирмой EMS, которая смогла предложить компактный прибор без систем наведения. Он был разработан на основе пневматической системы, генерирующей ударные волны, которые были не сфокусированные, а расходящиеся радиально. На тот момент это был поистине революционный прорыв, а сегодня с этим методом работают около зооо специалистов по всему миру. При воздействии на ткани он показывает большую эффективность, чем сфокусированная волна. Радиальная ударная волна в отличие от сфокусированной позволяет обеспечить обширное и более равномерное воздействие на мягкие ткани, в том числе и на подкожно-жировую клетчатку, мышцы и сухожилия и получить мощный регенераторный ответ в большом объеме ткани. При использовании сфокусированной волны, для того чтобы обработать обширные или недостаточно четко локализованные поражения, необходимо произвести большое количество точечных воздействий на ткань. Понятно, что такое воздействие не будет достаточно эффективным.

В косметологию ударно-волновая медицина действительно пришла совсем недавно. Но, опять же, первые наблюдения эффекта ударной волны на кожу и подкожно-жировую клетчатку появились гораздо раньше. Мы занимаемся УВТ с 2000 года и уже давно обратили внимание на эффект уменьшения растяжек и признаков сосудистой венозной сетки при терапии заболеваний опорно-двигательного аппарата. Мало того, при лечении такой патологии, как двустороннее воспаление в области больших вертелов бедер, мы, как и наши пациентки, начали замечать значительное уменьшение признаков целлюлита в области воздействия. И когда мы решили изучить эти проблемы и поработать с ними более тщательно, в частности с такой близкой нам патологией, как постожоговая контрактура, связанная с обширным фиброзом мягких тканей, — как на заказ появился новый метод с электрогидравлическим принципом формирования ударной волны, разработанный германской компанией МТБ. Эта технология имеет принципиальное отличие — впервые удалось сделать специальный отражатель, который обеспечил формирование не рассеянного, а направленного ударно-волнового пучка высокой мощности. Ударная волна, сформированная таким методом, обеспечивает высокоинтенсивное, но более равномерное воздействие на дерму, подкожно-жировую клетчатку и мышцы по сравнению с рассеянной волной и соответственно более мощную стимуляцию роста микрососудов и рассасывания фиброза в тканях. Кроме того, удалось обеспечить очень важную характеристику воздействия — при различном уровне мощности автоматически получать оптимальную плотность ударной волны, чего раньше не удавалось достичь.

Если говорить о механизмах воздействия, их много, и чтобы досконально разобраться, необходимо читать специализированную литературу. Ударная волна оказывает эффект на достаточно фундаментальные процессы, «разрыхляя» ткани, она стимулирует процессы репарации и улучшает микроциркуляцию. Именно поэтому ударная волна может применяться в терапии достаточно большого количества заболеваний. На сегодняшний день это уже апробированные, испытанные и четко сформировавшиеся направления. Основных направлений на сегодняшний день три. Первое — собственно ортопедическое направление в более широком понимании, поскольку сюда можно включить целый ряд заболеваний, которые традиционно относят к неврологии и ревматологии: всевозможные радикулопатии, ишиасы, корешковую симптоматику при остеохондрозах, боль в спине, грыжи межпозвоночных дисков. Второе направление — лечение микрососудистых нарушений, в частности традиционно относящихся к флебологии, сосудистой хирургии, диабету и гнойным заболеваниям. И третье направление, которое в последнее время все больше набирает обороты, — эстетическая медицина. Поэтому сейчас специалисты во всем мире сходятся в том, чтобы отказаться от узкого термина «ударно-волновая терапия» и заменить его на более широкий — «ударно-волновое лечение» или «ударно-волновая медицина». Причем есть абсолютно все основания говорить о том, что как в свое время отдельно были выделены лазерные методы лечения, в самое ближайшее время ударно-волновая медицина также будет выделена в отдельную отрасль медицины.

— Вы применяете этот метод практически с того момента, как он был разработан. Что Вас подтолкнуло к тому, чтобы начать использовать УВТ, и заставило поверить е его эффективность?

— С первого же момента, когда я начал использовать этот метод и взял в руки рукоятку устройства, сразу же в него поверил. Мало того, и сам на себе испробывал. Я бывший спортсмен и на тот момент часто страдал от боли в пояснице. Провел себе процедуру фактически вслепую и быстро почувствовал себя лучше. Потом к нам привезли на апробацию первый прибор, а у мамы нашего хирурга была пяточная шпора, он ей тут же позвонил, мы провели сеанс, а на следующий день она сказала, что уже ходит. В общем, практически сразу стало понятно, что метод работает. В итоге мы купили аппарат, и вот уже 8 лет активно практикуем УВЛ.

На самом деле мы раньше и предположить не могли, что способны лечить такой широкий спектр заболеваний, причем настолько эффективно. Например, те же межпозвоночные грыжи можно лечить так, что даже следов не остается. Лично я еще 8 лет назад в это не верил. Я много лет занимался мануальной терапией и могу сказать, что руками ортопед может творить чудеса и ставить людей на ноги. Но чтобы при грыже не только снять боль, но через какое-то время на магнитно-резонансном томографе не увидеть и следа от нее! Доходило просто до анекдотических случаев и обвинений в том, что мы подкладываем снимки других пациентов. Никто не верил, что у человека с нормальной рентгенограммой раньше могли быть множественные грыжи. Причем не верили ни наши, ни зарубежные специалисты. У нас были пациенты, которые лечились до нас в Германии и Швейцарии, где, казалось бы, этот метод должен использоваться гораздо шире, чем у нас. Их врачи все в один голос говорили, что необходимо оперировать грыжу, и назначали операцию через полгода. За это время пациенты проходили, скажем так, «поддерживающее лечение» у нас, перед назначенной операцией высылали снимки в Германию. В итоге врачи операцию им отменяли.

— В травматологии и ортопедии ударно-волновые технологии стали альтернативой многим хирургическим операциям. Есть ли у УВТ шансы стать альтернативой хирургическим методам в области эстетической медицины?

— Если раньше считалось, что ударно-волновыми методами можно решить все эстетические проблемы, сегодня, уже накопив достаточный опыт работы в этой области, мы несколько пересмотрели нашу позицию. В частности, к нам периодически обращаются пациенты после липосакции, и мы в основном исправляем те дефекты, которые остаются после операции. Конечно, работая с такими пациентами, мы понимаем, что, используя УВТ, можем добиться хорошего эффекта, не прибегая к операции, но здесь нужно четко понимать возможности обоих методов. Если у пациента большое количество жировых отложений, конечно, ударная волна здесь не будет столь эффективна по сравнению с липосакцией.

Липосакция и УВТ — два независимых метода, которые дополняют и нуждаются друг в друге. Липосакция совершенно неэффективна в отношении фиброза, который сопровождает целлюлит, мало того, в ряде случаев, убрав лишний объем ткани, операция может оставить заметные фиброзные очаги, которые можно было бы эффективно устранить с применением ударно-волновых методов.

К сожалению, нам в основном приходится работать с фиброзными изменениями или разбивать остаточную жировую ткань, которую не удалось убрать во время операции. Иначе говоря, мы чаще работаем с осложнениями и коррекцией дефектов контуров тела, с которыми не справились хирурги. На мой взгляд, это не совсем правильно. Если бы мы имели возможность проводить УВТ сразу после операции, фиброз просто не успевал бы сформироваться, и эффект операции, а точнее комплексного лечения, был бы гораздо выше. К сожалению, здесь у нас большого опыта еще нет, и, я считаю, нам с хирургами нужно идти навстречу друг другу и сочетать эти два метода.

У нас также есть опыт работы и с другими видами операций, в том числе пластическими. К примеру, мы проводили наши процедуры после различных видов подтяжек. Если мы начинаем курс УВТ на 2—3-е сутки после операции, ранозаживление происходит гораздо быстрее, уходят всевозможные отеки и синяки, а самое главное — рубец всегда получается незаметным, и найти место операции очень трудно. Качество заживления всевозможных ран на фоне применения УВТ таково, что в большинстве случаев рубца не остается, в этом мы убедились.

Мы много работаем с фиброзами и Рубцовыми осложнениями. В частности, сейчас с коллегами проводим работу по лечению постожоговых фиброзов и контрактур, результаты которой опубликуем в ближайшем будущем. Мы подключили объективные методы контроля лечения, в частности тепловизиографию, — результаты весьма впечатляющие. Но мы опять же, как и в случае работы с пациентами после пластических операций, пришли к выводу, что работать в первую очередь надо на профилактику и опережение, потому что сформировавшиеся рубцы после ожогов убрать можно, но крайне сложно.

Ударно-волновые методы очень хорошо работают с различными атрофическими процессами. И это одно из основных направлений их применения в эстетической медицине. С позиции УВТ к атрофическим процессам в коже, с которыми метод прекрасно справляется, можно отнести целлюлит, растяжки и венозную сеточку. Их патогенез объединяет то, что они все являются реакцией организма на недостаток микроциркуляции. В последнем случае, когда идет речь о прорастании микрососудов в кожу, — это компенсаторная реакция организма в виде увеличения площади обменного микроциркуляторного русла на месте отсутствия достаточного вертикального кровоснабжения. При целлюлите и растяжках вследствие недостатка кровообращения образуются участки атрофии либо в дерме, либо в подкожно-жировой клетчатке, что в конечном счете отражается на рельефе и эстетическом виде кожи. Когда мы начинаем проводить ударно-волновое лечение, прежде всего вызываем проращивание вертикальных сосудов от миофасциальной пластины. При сосудистой сеточке у организма просто отпадает необходимость в компенсаторной реакции в виде развития микроколлатералей, и венозная сеть начинает зарастать, как будто ее никогда и не было. Точно такие же положительные процессы со стороны сосудистого русла происходят и при лечении растяжек и целлюлита. Но здесь на результат лечения влияет еще один фактор. Ударной волной мы «разбиваем» ткань и участки фиброза, тем самым усиливая репаративные процессы в коже.

— Много ли в России специалистов и клиник, использующих УВТ, в частности в области эстетической медицины?

— Таких клиник, к сожалению, в России крайне мало, особенно в области эстетической медицины. Но по моим прогнозам в ближайшие 1—2 года только в Москве уже появятся десятки специалистов, работающих на современном оборудовании как в области ортопедии, так и в косметологии. Ведь методика эта чрезвычайно эффективна, показательна и контролируема, в частности благодаря тепловидению.

— Вам наверняка приходилось сталкиваться с пациентами, которые до или после УВТ проходили другие виды косметологических процедур. Исходя из опыта, можете ли Вы оценить эффективность УВТ относительно других технологий?

— Сказать, что таких пациентов в моей практике было много, нельзя, все-таки я специализируюсь на других заболеваниях. Безусловно, на практике приходилось сталкиваться с пациентами, которые проходили различные виды лечения в клиниках эстетической медицины. Но на сегодняшний день можно говорить только об отдельных случаях и наблюдениях и, как мне кажется, большинство применяющихся сейчас методов, мягко говоря, нефизиологичны. Если УВТ — это процедура, которой, даже если очень сильно захотеть, навредить практически невозможно, так как нет повреждения тканей и воздействия какого-либо излучения или поля, то в отношении других методов в жизни, как правило, приходится сталкиваться преимущественно с осложнениями в виде тех же рубцов, фиброзов и атрофии. Поэтому сравнивать ударно-волновую терапию с другими методами мне сложно. Формально этот метод можно отнести к физиотерапевтическим, но только формально и только потому, что здесь присутствует физический фактор воздействия. Ударно-волновая терапия — это обычный звук слышимого диапазона, который вызывает определенный физиологический ответ. Но по тем показаниям и по тем лечебным эффектам, которые мы наблюдаем, этот метод, конечно, намного более эффективен, чем классическая физиотерапия. И если сравнивать УВТ с другими методами, которые сейчас применяются в эстетической медицине, с теми же лазерами или радиочастотной термокоагуляцией, в данном случае есть очевидное преимущество — при воздействии УВТ нет повреждения тканей, это крайне физиологичный и при этом эффективный метод.

— В последние 2—3 года резко возросло число исков пациентов в связи с некачественным лечением и осложнениями. Какие существуют риски получить осложнения при использовании метода УВТ в коррекции фигуры?

— Абсолютно никаких. Это процедура, которая априори не может вызвать каких-либо осложнений. Единственная ситуация, при которой УВТ нельзя применять, если мы работаем в области поясницы или брюшной стенки, — беременность.

Я не исключаю того, что метод может навредить в случае, когда оборудование будет использоваться не врачом или неквалифицированным врачом, не по инструкции или не по назначению. Здесь можно провести аналогию со скальпелем, им можно и спасти человеку жизнь, и отнять ее, все зависит от того, в чьих руках он находится. Но в отношении УВТ у меня опасений никаких нет, так как это оборудование достаточно высокотехнологично и вряд ли может попасть в руки неквалифицированного специалиста. Скажу так: в своей практике за все время работы с ударно-волновым методом я не получил ни одного осложнения или побочной реакции. И больше опасаюсь дискредитации метода, если он попадет в неумелые руки.

— Как Вы считаете, чем в большей степени определяется успех лечения — качеством аппаратуры или квалификацией специалиста?

— Я бы сказал, что современная медицина на 70—80% определяется аппаратурой. Современная медицинская техника — это квинтэссенция врачебного опыта и чрезвычайно дорогостоящих разработок в области физики, электроники и медицины, которые стоят миллиарды долларов. И конечно, вряд ли производители вкладывали в оборудование столько инвестиций, если бы они не были столь эффективными. Производить малоэффективное оборудование просто так сейчас никто не станет. Зачем? Чтобы оно пылилось, и врач не знал, что с ним делать, и думал, в какой бы угол его задвинуть? У современного врача не так уж много времени, чтобы тратить его на низкоэффективные методики, рано или поздно он найдет что-то более полезное. Поэтому ни врачи, ни производители не заинтересованы в малоэффективном оборудовании. Принцип очень простой — если метод работает, он будет продаваться, если очень хорошо работает — будет очень хорошо продаваться. Внимание врачей можно привлечь только эффективностью, и никакие рекламные уловки здесь не помогут.

Если в близкой мне области сравнить аппараты десятилетней давности с фокусированной ударной волной и современные, использующие радиальные и несфокусированные волны, их разделяет пропасть. Могу привести пример из собственного опыта. Сейчас для нас пяточная шпора — банальный клинический случай, с которым мы работаем очень эффективно уже много лет. Любой студент, проходящий у нас обучение, проведет такое лечение, и я отвечаю за его качество. Был у нас такой случай: приехал пациент из областного центра, где прошел до этого 4 или 5 процедур ударно-волновой терапии на приборе десятилетней давности с фокусируемой волной. Ему за каждую процедуру делали по 2000 импульсов в область шпоры, но пациент даже ничего не чувствовал. Врач делал вид, что лечит, а пациент делал вид, что поправляется… А у нас на современном приборе уже во время первой процедуры пациент начал ощущать, как разогревается пятка, и через несколько дней он уже мог наступать на нее почти безболезненно. Поэтому я считаю, что на 70—80% успех лечения определяется оборудованием и на 20—30% — это, конечно, врачебный опыт и квалификация врача.

— Не кажется ли Вам, что сейчас крайне упрощен допуск врачей к осуществлению тех или иных манипуляций, процедур? Фирмы-производители, стремясь продать свои технологии, организуют мини-тренинги для врачей и далее — в путь, можно лечить. Всем понятно, что такой врач будет учиться на своих первых пациентах.

— Да, безусловно, есть такая проблема, ее ощущают многие — и врачи, и пациенты, и даже сами производители. Очевидно, во многих отраслях медицины назрела необходимость жесткого контроля качества подготовки специалистов со стороны государства. Такую работу, безусловно, надо вести и отслеживать различные нарушения. Потому что, во-первых, производители тем самым могут сами дискредитировать свой метод, а во-вторых, низкий уровень подготовки специалистов может просто навредить пациентам, что недопустимо.

Что касается ударно-волнового лечения, мы уже начали активно работать в этом направлении. В частности, в Министерстве здравоохранения и социального развития в ближайшее время будет создана рабочая группа по этому вопросу, начнется разработка программы подготовки специалистов. И мы планируем отслеживать качество подготовки совместно с контролирующими органами и Обществом специалистов ударно-волновой медицины.

— Какой квалификацией, каким объемом знаний и навыков должен обладать специалист для того, чтобы использовать метод УВТ в области эстетической медицины?

— Наша задача — дать такому специалисту не отрывочные знания, а подготовить его всесторонне как теоретически, так и практически. Врач должен пройти сертификационный курс, и наличие сертификата должно гарантировать пациенту, что он хорошо владеет теорией, аппаратом и практикой. На сегодняшний день утвержденных программ подготовки пока нет, но, на мой взгляд, срок обучения должен быть не меньше 2 и даже з месяцев. Уже введена новая врачебная специальность — «косметология». В ближайшем будущем будут утверждены образовательные стандарты. И я думаю, что уже сейчас необходимо включить этот метод в программу обучения, так как нет никаких сомнений в том, что он займет достойное место в эстетической медицине.

— Как президент Общества специалистов ударно-волновой медицины, какие основные задачи Вы ставите перед организацией?

— Первая задача — собрать под наше крыло всех, кто заинтересован в развитии отечественной школы ударно-волновой медицины. Вторая — в самое ближайшее время провести объединительный съезд и учредить конференцию по УВМ, которая ежегодно будет проходить в различных крупных городах. Я думаю, что первый съезд и конференция пройдут уже в конце этого или начале следующего года.

Мероприятие в большей степени будет ориентировано на специалистов в области ортопедии, но уверен, что эстетическая медицина займет достойное место в ежегодной программе.

Кроме того, мы стремимся к тому, чтобы Общество стало полноценным членом Международного общества ударно-волновой медицины, которое существует уже около 12 лет. Общую нашу задачу я бы сформулировал так — мы стремимся развивать ударно-волновую медицину в России и не стоять на обочине прогресса.

— Помогает ли Общество решать вопросы и проблемы, возникающие у практикующих специалистов, и как осуществляется это взаимодействие?

Безусловно. Исторически так сложилось, что в основном это специалисты, работающие с различной патологией опорно-двигательного аппарата, т. е. прежде всего ортопеды, неврологи и спортивные врачи. Естественно, мы всех их хорошо знаем и даем любые консультации по самому широкому спектру вопросов и по телефону, и с использованием электронных средств связи. Мы помогаем решать как клинические, так и правовые вопросы, в том числе связанные с тем, как в целом выстроить достаточно непростые отношения между врачом и пациентом. И я понимаю, насколько это важно, когда ты только начинаешь использовать новый метод. Ведь не только пациенты, но и сами врачи часто относятся с большим подозрением к новым технологиям. Все контакты размещены на сайте нашего общества.

— Существует ли в России школа УВТ и где можно получить соответствующую подготовку, достаточную для выполнения эстетических процедур?

— На сегодняшний день под эгидой нашего общества и при поддержке зарубежных партнеров мы проводим обучение специалистов, которые планируют работать с оборудованием для ударно-волновой терапии. Обучение организовано при поддержке компаний-разработчиков и производителей аппаратуры для УВТ. Это швейцарская фирма EMS и немецкая MTS, с которыми у нас есть договора. Кроме того, буквально недавно учреждена Академия методов ударно-волнового лечения. Она уже официально зарегистрирована, мы ищем помещение и будем расширять штат преподавателей. В самое ближайшее время получим лицензию на проведение обучения. В рамках академии планируется более широкое обучение врачей, чем мы проводим сейчас, и я надеюсь, что это будет уже очень скоро.

— В настоящее время очень мало профессиональной информации по ударно-волновым методам. Какие источники Вы бы порекомендовали интересующимся специалистам?

— Действительно, дефицит литературы существует. И не только в новой для нас области эстетической медицины, но и в области ортопедии. Мы провели большую работу и подготовили переводные материалы зарубежных специалистов, которые разместили на нашем сайте. Полезную информацию также можно найти на сайтах производителей аппаратуры. Кроме того, мы начинаем работу по изданию книг, и они в скором будущем появятся, идет работа над монографией и руководством по ударно-волновому лечению. Информация о конференции, которая будет проводиться нашим Обществом, в ближайшее время станут доступны на сайте.

— Какими качествами, по Вашему мнению, должен обладать врач в современных условиях, чтобы быть эталоном в своей области?

— Очень хороший вопрос. Я думаю, в первую очередь это должен быть врач, который привык мыслить нестандартно. К примеру, иногда то, чего нам удается добиться при помощи ударно-волновых методик, находится в полном противоречии с предыдущим врачебным опытом. Еще ю лет назад никто не мог меня убедить, что я буду лечить такие патологии, как грыжа межпозвоночного диска, ведь ее нельзя вылечить традиционными методами! Я считал, как до сих пор считают и многие специалисты, что ее можно только оперировать. Никто не мог меня убедить, что можно заживить рану при синдроме диабетической стопы, с которой в течение 8 лет не могли справиться. Сегодня я уверен, что эти проблемы можно решать фактически на 100%. Вот и выходит, что врачу нужно иметь гибкое мышление и понимание того, что в современных условиях возможно очень многое.

Второе — для врача необходима способность к самоусовершенствованию и самообучению. Без этого невозможно не только освоить современные методы, но и стать хорошим специалистом. Необходимо постоянно анализировать то, что ты делаешь, те результаты, которые получаешь, сопоставлять их с предыдущим опытом. У врача должен быть аналитический ум, способность обобщать и делать выводы.

Конечно же, нельзя забывать о таких вещах, как сострадание. У врача в крови должна быть элементарная потребность помогать пациенту. Не может хороший врач просто механически выполнять свою работу, он должен четко видеть в своем пациенте человека, чувствовать его и лечить не рану, перелом или косметический дефект, а пациента. И именно такой подход всегда был преимуществом отечественной врачебной школы.

Журнал «Косметика & медицина» (№ 5, 2009 г.)